Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Яндекс.Погода

пятница, 22 октября

облачно с прояснениями+11 °C

Сейчас в эфире

Радио

Зенитчики, мы были начеку

02 мая 2020 г., 10:12

Просмотры: 1072


Орденоносцу, полковнику в отставке Александру Григорьевичу Золотову, жителю Балашихи, идет 99-й год. Статный, собранный, рассказывающий о событиях Великой Отечественной войны так, словно это происходило совсем недавно. Все четыре опаленных войной года он находился в строю и встретил 9 мая 1945 года в пятидесяти километрах от Берлина.

Этот очерк посвящается всем представителям поколения победителей, отстоявших целостность и независимость нашего государства в сороковые-роковые.

 

НАКАНУНЕ

А.Г. Золотов родился 1 сентября 1921 года в Орловской области. «В 1939 году после окончания школы-десятилетки все мы, пятеро юношей-выпускников, поступили в разные вузы. Я – в педагогический институт. Но с появлением нового закона о всеобщей воинской обязанности начали призывать в армию не с 21 года, а с 19 лет, а кто имеет среднее образование – с 18-ти. Так что вскоре все мы снова встретились уже на призывном пункте! – живо вспоминает мой собеседник. – В Красной армии я начал свою службу в городе Житомире в 781-м стрелковом полку. В армии не хватало офицеров, и после курса молодого солдата всех нас, пятерых земляков, послали в начале 1940 года в 2-е Киевское Краснознаменное артиллерийское училище. Экзамены мы сдали, начали учиться. На совесть учились. Сомнений, что война с немцами будет, у нас не было. В связи с перепрофилированием нашего училища мы все были переведены в 1-е Киевское Краснознаменное артиллерийское училище: пошел второй год изучения пушек и гаубиц. Однако в мае 1941-го нас, почти готовых командиров, вызвали и сообщили, что в связи с нехваткой артиллеристов-зенитчиков есть приказ направить на переквалификацию в Горьковское училище зенитной артиллерии Красной армии.

zs.jpg

Переучивались без проблем. К 22 июня 1941 года успели пройти не только выпускные экзамены, но и стрельбы на полигоне, где, к слову, и узнали о вероломном нападении нацистской Германии на СССР. Было твердое внутреннее ощущение: мы на все 100 процентов готовы влиться в ряды Красной армии. И все же оглашение приказа было волнительным, когда начальник училища сообщил, что “нужно переодеться – сменить курсантскую на командирскую форму – и к вечеру быть готовыми к отправке на фронт”». Это было 15 июля 1941 года: шел 23-й день Великой Отечественной войны.

 

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Мы заговорили с ветераном о столице нашей Родины Москве не только в связи с предстоящими на Красной площади главными торжествами 2020 года, приуроченными к 75-летию Великой Победы. Ведь именно защищая небо над Москвой в 1941 году, зенитчик А. Золотов получил свое боевое крещение.

 

 

Битва за Москву – Московская битва – делится на два периода: оборонительный (30 сентября – 4 декабря 1941 года) и наступательный (5 декабря 1941 года – 20 апреля 1942 года).

20200425_110535.jpg

В Лихоборах – тогда это был военный городок за чертой Москвы – шло формирование 862-го зенитного артиллерийского полка, состоявшего из пяти дивизионов (в каждом – по три батареи). «Нам, двадцатилетним, дали пушки, людей. В подчинении у нас были солдаты 40–45 лет. Но к нам относились как к людям, знающим военное дело и технику, поддерживали нас. Наша огневая позиция находилась в столице, на стадионе “Строитель”, недалеко от реки Яузы и Курского вокзала. Рядом располагался филиал Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ). Сразу вырыли окопы, установили орудия, начали обучать людей, сами практиковались и доучивались на ходу. Первая учебная тревога была объявлена в Москве 21 июля 41-го. А в ночь на 22 июля 220, как потом стало известно, самолетов-бомбардировщиков участвовало в первом налете вражеской авиации на Москву. Это была ночь и моего боевого крещения». Советские истребители развернули воздушные бои на рубеже Солнечногорск – Голицыно. Большинство бомбардировщиков противника, спешно отбомбившись, развернулись обратно, не долетев до Москвы. Несколько оставшихся авиагрупп заходили в зону огня советской зенитной артиллерии с разных направлений эшелонировано по высотам. Сквозь мощную огневую завесу заградительного огня прошла малая часть вражеских самолетов: немногие сбросили бомбы на городскую территорию. Потери авиации люфтваффе составили 22 самолета: 12 сбили советские истребители, 10 – на счету зенитчиков. Столь тяжелые первые потери, а главное, надежность оборонительной системы, мужество и упорство защитников Москвы, вспоминает ветеран, сильно охладили пыл фашистских стервятников.

 

ОТСТОЯТЬ СТОЛИЦУ!

В подчинении у Золотова было два орудия, при каждом – орудийный расчет из семи человек. «Каждый день налеты начинались где-то в 22 часа, а отбой воздушной тревоги приходился на 4 утра. Все это время мы занимались боевой стрельбой из 37-миллиметровых зенитных автоматических пушек, делавших 180 выстрелов в минуту: заряжались обоймой по 5 снарядов около 3 кг каждый. Дальность стрельбы составляла 8,5 километра, по высоте – 6,5 километра». По ночам зенитчики «охотились» не только за самолетами противника, но и за сброшенными осветительными бомбами, каждая из которых – длиной по метру – на собственном парашюте медленно спускалась на землю. Поэтому, как терпеливо объясняет Александр Григорьевич, «недостаточно было попасть в корпус такой бомбы (даже оставшаяся под парашютом ее часть продолжала освещать все вокруг): требовалось уничтожить именно парашют». Артиллеристы и зенитчики постоянно были начеку. «Мы чувствовали каждой своей клеточкой, что должны защитить Москву! Конечно, мы утомлялись, но не унывали», – делится своими ощущениями тех тревожных июльских дней 41-го мой собеседник. Пушки малого калибра устанавливались даже на крышах крупных зданий, таких как библиотека имени В.И. Ленина, гостиница «Москва»... Александр Григорьевич бережно хранит вырезку из газеты за 1941 год (см. фото), на которой запечатлена одна из таких пушек. Поясняет, что в его взводе были такие же... Участник Московской битвы отмечает бесстрашие мирных жителей. На крышах дежурили и добровольцы из числа гражданского населения («надо отдать им должное»), которые тушили сброшенные фашистами зажигательные бомбы, презрительно именуемые в народе зажигалками.

Вырезка из газеты 1941 г. 20200218_144032.jpg

 

МОСКОВСКАЯ ЗОНА ПВО

Для защиты Москвы была создана мощная – это признавали даже фашисты – Московская зона противовоздушной обороны, командующий – генерал-майор Михаил Степанович Громадин. В ее состав входили управление (штаб) зоны ПВО, 1-й корпус ПВО, который непосредственно защищал Москву, 6-й истребительный авиационный корпус ПВО (имел в конце июля 1941 года на вооружении около 600 истребителей) и 4 бригадных района ПВО.

В состав 1-го корпуса входили 19 зенитно-артиллерийских полков и 13 отдельных дивизионов, состоявших из 261 батареи, 1 зенитно-пулеметный полк, 2 зенитных прожекторных полка, 2 полка воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), отдельный радиотехнический батальон ВНОС, ряд других подразделений. 1-й корпус на конец июля 1941 года имел, в частности, более 1000 зенитных орудий и более 300 пулеметов, свыше 600 прожекторов и более 120 аэростатов заграждения («аэростаты поднимались на 3–4 километра, чтобы немцы не могли бомбить объекты с малых высот»).

Активно использовалась маскировка важных объектов: сетками, фанерными щитами; на крышах домов появлялась дорожная разметка. Создавались и ложные объекты, как вспоминает мой собеседник, даже целые заводы... Закрепленные якорями баржи с макетами домов стояли на Москве-реке.

Крепко запомнилось А.Г. Золотову 7 ноября первой военной осени… «Утром, через два часа после ночного отбоя воздушной тревоги, ровно в 6 часов была объявлена тревога по батарее. Все вновь оказались “на орудии”. И только когда прозвучал отбой, выяснилось, что зенитчики охраняли небо над Москвой в то время, когда на Красной площади проходил парад, который в буквальном смысле поднял боевой дух всей страны. Именно поэтому парад 7 ноября 1941 года приравняли впоследствии к важнейшим военным операциям. Вскоре батарею передали Тульской дивизии ПВО, которая входила в Московскую зону ПВО. На базе этой дивизии сформировали 269-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, куда вошли три батареи».

В составе действующей армии Московская зона ПВО находилась с 22 июня по 24 ноября 1941 года, когда была переформирована в Московский корпусной район ПВО.

 

ВЗАИМОВЫРУЧКОЙ СИЛЬНЫ

Ветеран вспоминает эпизод оборонительного этапа защиты Москвы (завершился 5 декабря 1941 года), который произошел 1 декабря. «Мы уже встали на позицию. Было 12 часов дня. Я отправил один расчет пообедать (метрах в трехстах был небольшой сарайчик, переоборудованный в столовую), второй расчет оставался на своем орудии. В расположении моего взвода находился комиссар батареи С.П. Сальников, с которым мы вместе находились в землянке. Вдруг слышу звук мотора самолета… выбегаю. Идет густой снег. Вижу – немецкий самолет выскочил из-за лесочка и тут же сбросил две бомбы, каждая – по 500 кг! Одна из них упала сбоку от орудия, расчет которого обедал. Меня отбросило сразу метров на десять, я оглох (контузия). Комиссара и письмоносца придавило в разрушенной землянке – позже их удалось откопать. Командир отделения связи во время налета работал на электрическом столбе, устанавливал с командованием проводную связь. Взрывной волной его сбило, ударило о мерзлую землю: разбился насмерть. Судьба. Если бы я не отправил своих семерых человек расчета на обед… После, пока у меня не восстановился слух, один командир орудия показывал мне на пальцах, с какой стороны раздается звук приближающихся самолетов противника. Потом наш 269-й дивизион перебросили в сторону Рязани».

К тому времени уже были образованы Калининский фронт, Западный и Юго-Западный, готовые к наступлению. Контрнаступление в Битве под Москвой началось с 5 на 6 декабря 1941 года. Морозы, буран... Первым городом, в освобождении которого принял участие взвод А.Г. Золотова в составе своего дивизиона, прикрывавшего наступление 10-й армии под командованием генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова, стал город Михайлов («первые отбитые у немцев города – вот что поднимало боевой дух!»). К 25 декабря зенитчики вслед за передовыми частями продвинулись до города Белёва на границе с Брянской областью. После упорных боев стало очевидно: враг начинает отступать!.. Здесь завершилось участие 20-летнего Золотова в Битве за Москву.

20200218_160238.jpg

К слову, только весной 1960 года, получив ответ из архива Минобороны СССР в подмосковном Подольске, А.Г. Золотов узнал, что первое воинское звание – лейтенант – ему, как и другим выпускникам Горьковского училища июля 41-го, было присвоено приказом от 3 августа 1941 года. Там же есть и запись о назначении А.Г. Золотова командиром взвода 862-го зенитного артиллерийского полка.

 

БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

А.Г. Золотов – участник не только Московской, но еще и Курско-Орловской битвы (тогда он командовал уже батареей) и ряда знаковых освободительных операций за пределами СССР. С февраля 1944 года Золотов – начальник штаба дивизиона 1574-го зенитно-артиллерийского полка малого калибра 82-й дивизии ПВО.

Самые трагические впечатления – в Польше в 1944 году (А.Г. Золотов уже занимает пост начальника штаба дивизиона). «Наша часть стояла в городе Люблин, на окраине которого находился лагерь смерти Третьего рейха Майданек, второй по величине гитлеровский концентрационный лагерь в Европе после Освенцима. Концлагерь, в котором подверглись уничтожению 1,5 миллиона человек, был только что освобожден. Виселицы, газовые камеры, печи… Бараки, забитые человеческими волосами, одеждой, обувью взрослых и детей. Навсегда врезался в память огромный рундук с… очками для слабовидящих. Там мои солдаты еще больше укрепились в своем стремлении разбить фашистов».

Золотов1.jpg

Маршрут, которым прошел Александр Григорьевич всю Великую Отечественную, без натяжек можно назвать этапом большого военного пути, оплаченного потом и кровью советских солдат и офицеров: Московский регион и город Горький (Нижний Новгород – до 1932-го и после 1990-го), Украина, Литва, Польша («горжусь, что принимал участие в Висло-Одерской наступательной операции, в освобождении Варшавы»), Германия. После войны остался в строю.

 

СПРАВОЧНО

С 21 января 1944 года А.Г. Золотов – старший лейтенант, с февраля 1944 года – начальник штаба дивизиона 1574-го зенитно-артиллерийского полка малого калибра 82-й дивизии ПВО, в Польше (1945 г.) – начальник штаба дивизиона, в 1947 году – капитан, в 1951-м – майор, в 1956-м – подполковник, в 1961 году ему присвоено звание полковника.

Уволен в запас в 1977 году. Тогда же получил жилье в подмосковном городе Железнодорожном (с 2015 года вошел в состав Балашихи). Продолжил трудовую деятельность. 

 

О ДОЛГОЛЕТИИ

У А.Г. Золотова не только русские, но и грузинские корни: прабабушка была грузинкой. Отец, Григорий Николаевич, дожил до 88 лет, побывал и на Гражданской войне, повоевал и в Великую Отечественную: домой вернулся без ноги... Мама, Евдокия Семеновна, прожила до 97 лет. Только на войне Александр Григорьевич курил, а к спиртному всегда был равнодушен («в семье было не принято: отец не приветствовал»), даже когда предоставлялась возможность на войне – не пил. И в настоящее время в столь почтенном возрасте ветеран, привыкший руководствоваться здравым смыслом и насущной необходимостью, серьезно относится к режиму дня. «Движение – жизнь!» – утверждает мой собеседник: до периода самоизоляции по два часа ежедневно проводил на свежем воздухе. Хотя здоровье и оставляет желать лучшего, Александр Григорьевич продолжает участвовать в общественной жизни города, работе ветеранской организации. Он является заместителем председателя Совета ветеранов микрорайона Керамик, более 27 лет «прикреплен» в качестве шефа к школе № 5, выступал в большинстве средних образовательных учреждений Железнодорожного. Был счастливо женат (супруги, увы, уже нет), у него два взрослых сына. За активную жизненную позицию и участие в патриотическом воспитании подрастающего поколения А.Г. Золотов награжден в 2011 году знаком губернатора Московской области "За полезное", а в 2017-ом Александру Григорьевичу присвоено звание почетного гражданина Балашихи.

DSC_3029.JPG

И в год 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне Александр Григорьевич по-военному настроен на решение вызовов современности, как настоящий патриот – крепок духом, верит в нашу молодежь.

Мы равняемся на Вас, полковник Золотов!

 

СПРАВОЧНО

Военные награды А.Г. Золотова: первый орден Красной Звезды – первая награда – за Курскую битву; за Висло-Одерскую операцию – второй орден Красной Звезды; медаль «За освобождение Варшавы»; медаль «За оборону Москвы», которую вручили в октябре 1944 года (первое вручение медали «За оборону Москвы» состоялось 20 июля 1944 года: она была вручена И.В. Сталину вместе с удостоверением № 000001); в конце войны – медаль «За боевые заслуги». Главным ветеран считает орден Отечественной войны II степени (за Москву).

Гордится наш герой и военной государственной наградой, учрежденной после войны, – орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, которым А.Г. Золотов был награжден за успехи в подготовке войск и за освоение новой техники. Награда учреждена в 1974 году (известна также как орден «За заслуги перед Отечеством») и стала первым военным орденом в СССР, учрежденным после Второй мировой войны.

 

Виктория ЯНШИНА
Фото Ирины ЗУБАРЕВОЙ и из архива героя очерка

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц