Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Яндекс.Погода

четверг, 4 марта

пасмурно+1 °C

Сейчас в эфире

Радио

Николай ПУДОВ: «Счастливое время было – Победу ковали»

01 мая 2020 г., 17:36

Просмотры: 3170


«Это наш Пудов», – с любовью говорят в Балашихе о Николае Петровиче Пудове, участнике Великой Отечественной войны. Полковник в отставке делится своими размышлениями с молодежью, часто выступает в Музее Войск ПВО в микрорайоне Заря и даже читает лекции о Великой Отечественной войне студентам МГУ. В доме Пудовых всегда рады журналистам.

В декабре этого юбилейного года Николаю Петровичу исполнится 99 лет. Прошлое не оставляет его. Это мощный опыт, которым он хочет поделиться. Оглядываясь назад, ветеран задается внутренним вопросом: «А как ты все-таки прошел эту длинную дорогу?»

 

О СОБЕСЕДНИКЕ

Николай Петрович Пудов, житель микрорайона Заря города Балашихи, – человек известный и уважаемый. Он полковник в отставке, в годы войны служил в артиллерии, затем перешел в Войска противовоздушной обороны.

Николай Пудов имеет редкие награды: орден Боевого Красного Знамени, орден Богдана Хмельницкого III степени, орден Суворова III степени, три ордена Красной Звезды, орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, два ордена Отечественной войны I и II степеней, медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и другие.

171441_a723ef440891da4b889ad1cd51b33b9d93f2d08e.jpg

ДЕРЕВЕНСКИЙ ДУХ

Уроженец Можайского района Московской области Николай Петрович Пудов говорит о себе так: «У меня деревенский дух. Какой принцип в деревне? Надо. Надо пахать, надо сеять. Еще у меня такой подход от отца: если ты что-то делаешь, должен делать это хорошо, от души». Таков его характер: всегда старался учиться и работать в полную силу. И любые тягости были ему не в тягость.

К невозмутимости приучила война, а еще ранее – пример поведения родителей в сложной ситуации. Десять лет Петр Пудов занимал должность председателя колхоза – у него была хозяйская жилка. Когда деревня попала под оккупацию, колхозники выбрали его старостой. Немцы ставили на оброк, староста должен был выполнять их приказы. Но отец, участник Первой мировой войны, всегда поддерживал интересы колхозников, уводил стадо в лес. Когда освободили деревню, Петра Пудова взяли за сотрудничество с немцами. Народ возмутился, всей деревней написали письмо Сталину в защиту председателя. Родители приняли этот удар судьбы достойно. Петр Пудов был реабилитирован и остался человеком авторитетным в деревне.

 

ЧЕМУ НАУЧИЛА ВОЙНА

Срок военной службы полковника Николая Пудова составляет 40 календарных лет. Служба – его судьба. В ветеринарную академию его не взяли – по причине «негодности по состоянию здоровья». В 1939 году он поступил в 1-е Московское артиллерийское училище имени Л.Б. Красина.

– В июне 41-го было внутреннее возбуждение. Войной пахло. Я знал по рассказам отца, что война – чрезвычайное испытание. При слове «война» возникала внутренняя тревога. Я должен был по срокам выпуститься из училища осенью 1941 года. В мае мы сходили на парад на Красную площадь – и больше у нас не было ни одного занятия – выпуск был досрочный. Невозможно забыть, как началась война, – вспоминает Николай Петрович.

п1.jpg

Звание лейтенанта получил, когда ему еще не было двадцати, и сразу же был направлен в Ленинакан, командовал взводом корпусного артиллерийского полка. В рамках контрподготовки в училище он ознакомился с работой Гитлера «Mein Kampf» и понял, что значит unter Menschen – низшие люди. Было ясно: войны не избежать, столкновение грядет жестокое.

– Сейчас говорят про многочисленные потери. Это просто непонимание сути и состояния современных вооружений. Современные вооружения требуют больших потерь и очень высокого умения ведения боевых действий. И второй момент: что из себя представляет противник, какое у него оружие и как он владеет оружием?

Порой оценка Николая Петровича не совпадает с официальной. У него свой взгляд на историю, он говорит об ошибках руководства.

– Я считаю, что в высшем военном руководстве преобладал синдром Гражданской войны. Вспоминаю фильм о Чапаеве. Ему задают вопрос: «А в мировом масштабе Вы можете?» Отвечает: «Могу. Но я языков не знаю». Главпур – Главное политическое управление было наполнено новыми Чапаевыми. Ошибка, которая повлияла на ход и начало войны, – это невыполнимая военная доктрина «Своей земли ни пяди не отдадим». Тогда понятие «оборона» считалось преступлением. Считалось, что окапываться – это пережиток. После Финской войны стали копать ячейки. Только в ходе Великой Отечественной перешли на траншейный метод – связь обеспечить, поднести боеприпасы. Война научила использовать методы обороны, – рассуждает участник войны.

 

ТВОРЧЕСКИЙ ПОДХОД К ВЕДЕНИЮ БОЯ

Именно война научила творчески использовать методы обороны и ведения боя, считает Николай Пудов.

– Брусиловский прорыв положил начало творческому подходу ведения боевых действий в новых условиях. И мы это взяли на вооружение в Великую Отечественную войну. Мы с винтовкой Мосина Берлин брали? У нас на вооружении были и лучшие танки в мире, и лучшая артиллерия, и лучшие пушки-152 – ни в одной армии такой пушки не было, какой я командовал. Уже к концу войны у нас появились превосходящие немцев истребители Ла-5 и Ла-7. В войну мы создали такое превосходное вооружение, которого у противника не было. Этого нельзя забывать. Сейчас, как правило, не упоминают организационный вопрос. Не говорят, что на фронтах были организованы артиллерийские дивизии прорыва. А они позволяли мобильно использовать мощь артиллерии. У противника их не было, – подчеркивает Николай Петрович.

Он как раз был командиром батареи, которая осуществляла огневой вал.

– И та, и другая стороны всегда искали новые способы ведения боя. Это был непростой, мощный, хорошо вооруженный и подготовленный противник. Вот о чем хотелось бы сказать, что остается в тени. Начиная со Сталинграда, затем в Курской битве Советским Союзом использовался метод наступления за огневым валом. Артиллерия начинает подготовку, огонь артиллерии должен валом катить вперед. Моя задача – направлять снаряды так, чтобы они постоянно перемещались впереди пехоты. Пехота должна иметь подготовку и силу воли, чтобы не лечь под визгом своих снарядов. И артиллерия должна быть подготовлена, чтобы обеспечить движение огня со скоростью движения пехоты.

Ветеран подробно рассказывает про сложный метод, который оказал решительное влияние на последующий ход войны и способствовал Победе.

– Почему мы победили? Потому что у нас были такие оргструктуры. Что дает артиллерийская дивизия прорыва? Это концентрация артиллерийских сил, грамотное использование и сосредоточение всей мощи на узком участке, причем мобильное. Такая же картина была и в авиации. В 1943 году на Кубани мы провели специальную операцию по завоеванию господства в воздухе. Кто-нибудь вспоминает об этом? А это составная часть всех боевых действий. Нашу танковую армию никто не мог остановить. Мы искали сильные стороны противника, выравнивали силы и делали соотношение в свою пользу.

Давать оценку военных событий нужно объективно. Сама война – трагедия. Но она способствовала успеху нашей армии.

– Больше всего упреков по 41-му году. Встретиться с таким противником, я считаю, – это достоинство. События 1941-го развивались по объективным законам. Заслуги нашей армии и командования в том, что армия была подготовлена действовать самостоятельно и организовывать очаги сопротивления. Руководство было на высоте. Каковы были планы немцев? По первому плану в течение 6–8 недель взять Ленинград, Москву, выйти на рубеж Астрахань – Архангельск. А где они были за 8 недель? В августе они даже Смоленск еще не взяли. Все говорят: «41-й год был такой трагический». Да вся война трагедия: трудно, сложно, потери… Но мы справились. Это был успех, потому что сорвали выполнение плана «Барбаросса», – таково мнение одного из свидетелей истории.

 

ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ

Николай Петрович воевал на Северо-Кавказском фронте, участвовал в десантной операции в Крыму. В составе Отдельной Приморской армии принимал участие в обороне Новороссийска, освобождении Кубани, Таманского полуострова. Будучи командиром батареи 62-й артиллерийской бригады, освобождал Крым, Севастополь. Освобождал Кубань, Новороссийск, участвовал в операции «Багратион» при форсировании Вислы и Одера.

– Один случай в некоторой степени схож с эпизодом из биографии отца. Тогда я был корректировщиком, начальником разведки дивизиона. Наша главная задача – контрбатарейная борьба. Со снарядами у нас было не очень богато. Немцы вели ковровое бомбометание. После такой бомбежки человек не слышит ничего. Мне было видно с высоты, что немцы готовятся к атаке. Я подготовил огонь: батарея все-таки 4 пушки 150-миллиметровые, снаряд по 50 килограммов, 5 килограммов тротила. Я должен был выполнять приказ – стрелять по батареям. Дал команду «по батарее», а стреляли по немецкой пехоте. Мне кажется, этим я по существу спас нашу морскую пехоту, сорвав атаку немцев, – признается Николай Петрович.

На войне много зависит от ответственности людей, которые выполняют задачи. Себя же командир до сих пор не может простить за один случай.

– При высадке в Керчи немцы на мол выкатили свою зенитную пушку. Я увидел эту пушку, мог ее достать, но не перенес огонь моей батареи на ее подавление. До сих пор себе простить не могу: имея в руках такую силу, такую возможность, не принял решения, плохо поддержал своих моряков... Обидно, что не сделал максимально того, что мог, – говорит Николай Петрович.

– Главная цель была – Берлин. Подойти к главной цитадели, источнику всех этих трагедий, и ликвидировать. Мы штурмовали Берлин не простыми ротами, а штурмовыми группами. В такую группу входили стрелковая рота, артиллерийская батарея, танковая рота – все под единым управлением. Эта огневая мощь была неподавляема. Война закончилась для меня в Германии. 7 мая мы хоронили капитана, последнего командира роты, моего сверстника, с которым мы начали наступление от Зееловских высот. Война для меня закончилась не известием, а тем, что воевать больше было не с кем. Мы победили не Германию – мы победили фашизм. Противник был сильный. Вот в этом и большое достоинство наше, что мы победили сильного, – считает ветеран.

 

ПРИКАЗ ЕСТЬ ПРИКАЗ

После войны Николай Петрович остался в войсках. Распрощался с «богом войны» – артиллерией и перешел в противовоздушные войска. Исполнял обязанности командира полка, прослужил 10 лет в штабе ПВО Бакинского округа. Сравнивая службу в сухопутных войсках и ПВО, он говорит, что служба в ПВО в мирное время очень походит на службу в военное время. Николай Петрович считает, что служба в ПВО оказалась для него второй войной и по существу он провоевал две войны. Вот один пример. Он часто дежурил на командном пункте в ранге заместителя начальника штаба округа по боевому управлению. В конце 50-х полковник Николай Пудов, по сути, предупредил политический скандал с человеческими жертвами.

– Для меня холодная война была «горячей». Американцы втягивали в провокации: подставляли под нашу ПВО свои гражданские самолеты. Военная жилка с Великой Отечественной войны помогла – не отдал приказ. Самолет входил в зону наших ЗРВ – это стопроцентное сбитие. В последующем это оказалось правильным решением. Когда мы посадили этот самолет в Грозном, там оказалось 30 человек пассажиров, из них 15 детей. Таков характер американской политики, – подытоживает ветеран.

 

ВЕРНУТЬСЯ В БЕРЛИН, В 45-Й

В мае 2019 года перед Днем Победы телеканал «Москва 24» пригласил Николая Пудова в Берлин вернуться на места боев и снял об этом фильм.

– Я с интересом проехал по местам сражений. Конечно, столько лет прошло. Все думал: как узнать? Посмотрел план Берлина – неплохо было вспомнить, как мы это сделали. Все изменилось, территория была немецкая – стала польская. Естественные рубежи остались. Одер широкий, течение быстрое – как же мы осилили такое препятствие? Счастливое время было – Победу ковали.

Николай Петрович не только окунулся в прошлое, но и сделал для себя открытие: Берлин хранит наглядные следы войны. «Пулеметное гнездо было здесь… Пулевые… Осколочные… А это уже хорошо зацепило…» – полковник наощупь определят следы пуль на памятной стене.

берлин.jpg

– Мы выезжали в Берлине на место, где бои были. Там сохранился угол улицы с пробоинами с крупным калибром. Этот кусочек улицы показывает накал тех боев, которые шли тогда за Берлин. Я подумал, что немцы специально его сохранили – в свое оправдание для потомков, чтобы они помнили и знали, что люди пережили, – говорит полковник.

– Вспоминаю, как-то Николай Петрович рассказывал про эти события, и я говорю: «Вот когда вы Берлин освободили...» А дед мне говорит: «Нет, мы не освобождали Берлин. Мы брали Берлин!» И мне так это слово понравилось – «брали», даже песня такая есть – «Те, кто брал Берлин». Я каждый раз слушаю Николая Петровича и переживаю, – дополняет слова мужа Евгения Николаевна.

Немецким журналистам также интересен «наш Пудов». Так, в начале марта 2020 года к нему приезжали корреспонденты из журнала «Шпигель».

– Прежде чем с ними беседовать, я сказал им: «Я знаю, что по долгу службы вы должны придерживаться главной линии: Deuschland uber alles (Германия превыше всего)». Они улыбнулись – лояльные ребята. Я говорил про отношение к немцам. Нас обвиняют в жестокости. Но дело в том, что был строгий приказ Жукова: гражданское население не обижать. Я им сказал про правило у русских: лежачего не бьют. Мы этого правила придерживались строго, я как командир это контролировал. Настроение у солдат и офицеров было не злобное, относились как к поверженному. Обижать – это ниже русского достоинства.

 

«Я ВОСХИЩЕН ВАШЕЙ ОПЕРАЦИЕЙ С КРЫМОМ!»

– Крым в моей жизни занимает особое место. Вместе с войсками я два раза высаживался в Крым, с боями, со стрельбой. Первый раз – на немецкое Рождество, 25 декабря 1941 года. Тогда спесь немецкую сбили. В 1943 году высадились в Крыму с огромными потерями. Только при высадке более 70 тысяч потеряли… Ключевая позиция – Сапун-гора, ее взяли за три часа. Почти пять месяцев там были бои за плацдарм для следующего броска. Младшие офицеры, лейтенанты очень бережно относились к людям, – вспоминает ветеран.

photo_2020-05-05_23-02-52.jpg

После присоединения к России в Крым Николай Петрович ездил трижды. В 2015 году в майские праздники вместе с двумя внуками он проехал по местам боевой славы. Под Феодосией даже нашли место, где были окопы и располагался командный пункт, – там до сих пор присутствуют эти рвы. Потом был на Сапун-горе на реконструкции событий и на праздновании 70-летия освобождения Севастополя.

– Крым для меня очень больная тема. Что можно чувствовать, когда пришел на место, где хоронил кого-то… Тяжело было. Думаешь, а как это я выиграл в этих условиях?

photo_2020-05-05_23-02-53.jpg

– Когда Крым присоединили к России, для отца это был такой праздник, понимаете, как новый День Победы. Поэтому когда на параде в 2019 году Путин подошел, папа взял его руку и сказал: «Товарищ главнокомандующий! Я восхищен вашей операцией с Крымом! Молодец!» «Если бы я этого не сказал, у меня бы сердце разорвалось. У меня был такой порыв душевный. Я не мог с собой совладать, хотел Путину сказать спасибо», – сказал мне Николай Петрович уже после парада, – рассказывает со слезами Елена Николаевна, дочь ветерана. – Отец дважды был в Крыму: сдавал Крым и брал Крым, второй раз такие большие бои были на переправе, колоссальные потери. Поэтому ему важно, что Путин вернул Крым без единой жертвы.

g7.jpg

– Повстречаться с главнокомандующим очень почетно. Я всегда уважал людей, занимающих этот пост, – подытоживает ветеран.

photo_2020-05-05_23-02-54.jpg

 

СВИДЕТЕЛЬ ИСТОРИИ

В декабре этого юбилейного года Николаю Петровичу исполнится 99 лет. Он по праву называет себя свидетелем истории. Уже четвертый год на лекцию по истории, посвященную Великой Отечественной войне, Николая Пудова как свидетеля истории приглашает его дочь. Елена Ткаченко – доцент кафедры истории государственного и муниципального управления факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Преподаватель не говорит студентам лишь о том, что орденоносный ветеран – ее отец.

– Николай Петрович читает лекции студентам мехмата и студентам-географам. Представьте – аудитория амфитеатром, на 180 человек. Час он стоит за кафедрой, отвечает на вопросы. После студенты ко мне подходят, интересуются его фамилией, наградами. Трогает, что обязательно дарят цветы. Рассказывать о войне очень сложно. Поэтому я приглашаю Николая Петровича как ветерана, участника событий. Он прошел всю войну, с первого до последнего дня. В интернете много самых разных точек зрения. Вы видите, как пересматриваются итоги Второй мировой войны. Я хочу, чтобы студенты научились понимать сами, чтобы ими не могли манипулировать другие люди, – рассказывает Елена Николаевна.

– Когда Николай Петрович смотрел телесериал «Штрафбат», знаете, как он страдал, потому что не было у нас такого. Я всегда говорила офицерам: «Вы должны стараться идти в школы, идти в вузы, даже если не приглашают». Нужно рассказывать, как было, – дополняет жена, Евгения Николаевна, учитель по профессии.

Общаясь с каждым, будь то школьник, военный или журналист, Николай Петрович Пудов пытается донести главную мысль: нужно смотреть на историю в комплексе, не политизировать ее, не искажать цифры и факты. Думать самостоятельно и творчески, учиться принимать собственные решения. И не забывать уроки войны.

– Какое на фронте было счастье? За языком пошли и вернулись – уже счастье. Уже когда ты век прожил, начинаешь осознавать: да, ты человек счастливый: тебя дети, внуки не подвели, жена с тобой. Надо, чтобы вокруг тебя люди были счастливые. И ты тогда будешь счастливый.

Инна СЕРЕГИНА
Фото Ирины ЗУБАРЕВОЙ и из личного архива Николая ПУДОВА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое