Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Балашиха. Новости.

Яндекс.Погода

пятница, 24 ноября

пасмурно-6 °C

Онлайн трансляция

Пророк революции Александр Блок

06 нояб. 2017 г., 15:18

Просмотры: 144


Переломным годом в истории России навсегда останется 1917-й. Вихрь беспощадного русского бунта всех втянул в свой водоворот. Тот вселенский катаклизм запечатлелся и в биографии замечательного русского поэта Александра Александровича Блока, ставшего не только очевидцем, но одним из первых летописцев тех событий. Поэт принял не только Февральскую буржуазную революцию, но приветствовал и Октябрьскую, понимая их необходимость. «Двенадцать» написаны по горячим следам, через два месяца после победы Октября. Поэма стала первым памятником революции и лебединой песней ее автора. Блок был поэтом от Бога, а поэты, как пророки, имеют свойство заглядывать вперед, втягивая в себя всю суть происходящих событий.

В 2013 году Российский институт стратегических исследований издал книгу А.Н. Боханова «Революционное умопомрачение (Александр Блок и 1917 год)». Не ставя цель рецензировать книгу, которая не очень соответствует моим взглядам, попытаюсь коротко изложить свое видение восприятия Александром Блоком революции.

В Первую мировую войну, в 1916 году, он был назначен писарем при штабе в прифронтовой полосе 13-й инженерно-строительной дружины. Так он понял настроение солдата, пульс войны: «Люди – крошечные, земля громадная… Довольно маленького клочка земли, опушки леса, одной полянки, чтобы уложить сотни трупов людских и лошадиных».

С фронта Блок вернулся после Февральской революции. Его назначили секретарем Чрезвычайной следственной комиссии, только что учрежденной Временным правительством для расследования противозаконных действий прежних царских министров и высших чиновников. Нужно было оправдывать свержение царского режима.

О своей работе в этой комиссии он говорит в письме к матери от 4 августа 1917 года: «Теперь здесь уже, так сказать, «неинтересно» в смысле революции. Россия опять вступила в свою трагическую (с вечной водевильной примесью) полосу, все тащат «тягостный ярем». Другими словами, так тошно, что даже не хочется говорить». Из этого письма видно, что к этому времени Блок уже разочаровался в буржуазной революции, вот почему в октябре он восторженно приветствовал большевистский переворот.

В июне 1917 года в письме к жене он пишет: «Содержанием всей жизни становится всемирная Революция, во главе которой стоит Россия. Мы так молоды, что в несколько месяцев можем совершенно поправиться от 300-летней болезни». Блок «всем телом, всем сердцем, всем сознанием слушает революцию». Он надеется на нее как на очистительную бурю.

Причину происходящего в России он указывал еще в 1908 году в нашумевшем тогда докладе «Россия и интеллигенция»: «есть действительно» не только два понятия, но и две реальности: «народ и интеллигенция; полтораста миллионов с одной стороны и несколько сот тысяч с другой; люди, взаимно друг друга не понимающие в самом основном». Вывод: «между народом и интеллигенцией – непреодолимая черта, которая определяет трагедию России». Через сто лет, своим жизненным опытом, я могу подтвердить справедливый вывод А. Блока.

Умер поэт в 1921 году, как сам отмечает в письмах, «от сердечной болезни»; он точно определил свое состояние в письме к Корнею Чуковскому от 26 мая: «Итак, «здравствуем и посейчас» сказать уже нельзя: слопала-таки поганая, гугнивная родимая матушка Россия, как чушка своего поросенка». На мой взгляд, он разочаровался в своих ожиданиях, вместо справедливости наступали кровавые будни. Революция пожирает своих достойных, самых преданных детей.

Свершившуюся революцию можно воспринимать на разных уровнях. Чисто внешне – это прежде всего события в двух столицах – Петрограде и Москве, образование Советов и Временного правительства, многочисленные демонстрации и вооруженные столкновения, острейшая политическая борьба и череда правительственных кризисов. В слове же «революция» поэт, по его словам, ощущал нечто «страшное» – беспощадность народной расправы, кровь и невинные жертвы. С другой стороны, для Блока это метафора победного «восстания стихии» и «мировой пожар».

Вадим КУЛИНЧЕНКО, публицист, житель микрорайона Купавна