ГАУ МО «Балашихинское информагентство»

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

воскресенье, 26 марта

ясно-1 °C

Онлайн трансляция

Защитницам Москвы посвящается

11 нояб. 2016 г., 17:08

Просмотры: 279


На встречу с участницей Великой Отечественной войны Клавдией Тимофеевной Борисановой мы ехали с замиранием сердца: не будет ли в тягость ветерану ворошить память об испытаниях, выпавших на её долю. Именно о таких, как она, сёстрах милосердия написала в своём знаменитом стихотворении «Санитарочка» Юлия Друнина: Если вас не найдут снаряды, Не добьёт диверсанта нож, Ты получишь, сестра, награду – Человека опять спасёшь.

А сестричка – не москвичка, в Кучино она жила!

Клавдия Тимофеевна Борисанова буквально всеми корнями связана с нашим городом, с нынешним микрорайоном Южное Кучино. Отец, Тимофей Ильич Голубев, поначалу работал на железной дороге прицепщиком, но случилось несчастье, сделавшее его инвалидом. Но он не потерялся в жизни, не пустил судьбу под откос: стал знатным сапожником. Клавдия Тимофеевна вспоминает, с какой ловкостью отец подшивал валенки и даже шил бурки! «Это такие сапожки, – подробно разъясняет новое для меня понятие эта спокойная, по-домашнему уютная женщина с тёплым взглядом. – Верхняя часть из фетра, а сама туфля – кожаная». Да и как не работать, когда в семье шестеро детей! Маме, Александре Филипповне, досталась несладкая доля. Когда ребятишки подросли, пошла работать на кирпичный завод «КРАФТ» (имени Красной армии и флота).

С сердечной теплотой вспоминает наша героиня большой родительский дом, стоявший рядом с железнодорожной станцией Кучино, фруктовый сад, огород… А за линией, в Северном Кучино, находилась школа-семилетка, где училась Клава. Окончив её, поступила в железнодорожный техникум. Вот только поучиться там больше года не получилось: нужно было помогать семье. Клавдия устроилась работать на одну из баз Наркомсовхоза, а дома по хозяйству помогала, ухаживала за мамой, которая в конце тридцатых совсем слегла: сердце… В 1940-м Александры Филипповны не стало.

Девушка с характером

22 июня 1941 года, едва узнав о вероломном нападении на СССР фашистской Германии, Клавдия решила: пойду на фронт! «Пошла добровольцем, – вспоминает Клавдия Тимофеевна. – Окончила курсы санинструкторов в Москве». Днём Клавдия с такими же, как и она, молодыми людьми, слушала лекции, семинары, а ночью, во время бомбёжек, дежурила в московских поликлиниках. «Как-то упала бомба в парке, совсем недалеко. Так в поликлинике перегородки в нескольких палатах сложились «домиком», – тяжело вздохнув, говорит моя собеседница и продолжает рассказ. – Вместе с персоналом мы бегали, бинтовали раны, ведь к нам доставляли тяжелораненых жителей соседних домов. Травмы были и от осколков стекла: стёкла-то в окнах вмиг повыбивало!» Дома девушка почти не бывала (жила в столице у родственников). Когда фашисты ближе подступили к Москве, Клавдия, как комсомолка, была направлена в созданный тогда комсомольско-коммунистический батальон, который перебросили на рытьё окопов в районе канала имени Москвы. Но вскоре медперсонал отозвали до особого распоряжения. Кто-то был заброшен в тыл врага, остальных направили санитарками в главный военный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко). «Первый раз в госпиталь попали 20 ноября 1941 года, – негромко говорит К. Борисанова, постоянно прибавляя местоимение «мы» к истории своего участия в Великой Отечественной, совершенно не выделяя себя из тысяч молодых людей, ставших добровольцами с первых дней войны. – Первое, что поразило: как много было раненых».

В госпиталь раненых доставляли и на полуторках, и трамваем, и на телегах. «Мы их и на носилках помогали носить, и раздевали: после передовой обязательно всех мыли, а уж потом парикмахеры вступали в дело… За 12-часовую смену, бывало, по двести человек с самыми различными травмами принимали, а иногда и дольше приходилось работать: персонала не хватало. Три часа поспим – в подвале госпиталя, накрывшись шинелью, – и снова к раненым. После санобработки всех раненых распределяли по отделениям: ранения в руки, ноги, живот…» Клавдия Тимофеевна, удивительной скромности человек, только в конце рассказа уточнила, что она всё время, до марта 1943 года выхаживала тяжелораненых. И даже в этих условиях успела окончить курсы медсестёр.

Когда же немцев отогнали под Смоленск, Клавдия продолжила своё тяжёлое, но такое незаменимое служение ради спасения человеческой жизни в составе сортировочного эвакогоспиталя № 290.

Испытание на человечность

Эвакогоспиталь с нашей героиней двигался по дорогам войны за передовыми частями Красной армии, отгоняющими захватчика от Москвы. Остановились под Вязьмой. «Тяжёлое зрелище: весь город лежал в руинах, – вспоминает ветеран. – Своими руками пришлось строить землянки: пилили деревья в лесу, таскали на себе брёвна, делали накаты на шурфы, оставшиеся после немцев, стенку также выкладывали брёвнами. За год так построили стационарный госпиталь в землянках». Здесь Клавдию, имевшую за спиной и курсы медсестёр, поставили в перевязочную, доверяя её знаниям, опыту и доброму сердцу, которое не очерствело за годы испытаний.

Когда же фронт, ускоряясь, двинулся на запад, эвакогоспиталь оказался в Минске. Здесь наша героиня впервые столкнулась с вражескими солдатами. «Большая немецкая дивизия была окружена под Минском, вот немцы своих раненых и возили к нам, под белым флагом, – переводя дух, говорит Клавдия Тимофеевна. – Что ж, хоть мы и понимали, что это враг, но помощь оказывали: всё-таки раненый человек».

Война для Клавдии Тимофеевны закончилась в Восточной Пруссии, недалеко от Кёнигсберга. В ночь с 8 на 9 мая наша медсестра дежурила. И вдруг – заговорило радио: объявили конец войны. «Я бросилась в общежитие, наши ещё спали. Вбежала и крикнула что есть мочи: «Девчонки, Победа!»

Рассматриваем военные фото из домашнего архива Борисановых, с трепетом берём в руки награды… Спрашиваю: «А какая самая дорогая для Вас?» Ветеран не раздумывая отвечает: «Медаль «За оборону Москвы». Вручали на фронте, когда мы после Минска уже с частями 3-го Белорусского фронта оказались в освобождённом от фашистов Каунасе. Просто выстроили в госпитальном коридоре…».

После войны Клавдия Тимофеевна вернулась в Кучино, устроилась на работу в одну из воинских частей, вышла замуж. Шли годы, двое детей Борисановых – Лариса и Владимир – давно выросли, обзавелись семьями. У нашей замечательной защитницы Москвы четверо взрослых внуков, есть правнучка и правнук! Все живут рядом, в микрорайоне Павлино, где они с супругом Павлом Степановичем, которого не стало 28 лет назад, получили в своё время квартиру. В прошедшее воскресенье, 6 ноября, отметили 95-летие Клавдии Тимофеевны Борисановой всей большой семьёй! А это, пожалуй, высшая награда «санитарочке», спасшей на войне не одну человеческую жизнь.

Виктория ЯНШИНА

Фото Олега ЗАХАРОВА