Карта стоек

Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Балашиха. Новости.

Яндекс.Погода

суббота, 21 сентября

облачно с прояснениями+3 °C

Онлайн трансляция

Долгий путь через всю войну

02 июля 2019 г., 17:20

Просмотры: 5340


Речь пойдет о настоящем герое Великой Отечественной, фронтовике, награжденном орденом Красной Звезды, орденами Славы II и III степеней, орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», шестью благодарностями Верховного главнокомандующего И.В. Сталина и многими другими наградами, Илье Тимофеевиче Красносельцеве, для которого каждое событие Великой Отечественной – отдельная история, во многих из которых он участвовал лично.

Начало

Родился Илья Тимофеевич в августе 1922 года в Новодеревеньковском районе Орловской области. Жил в сельской местности, где работали, о приближающейся войне не думали. 22 июня 1941 года Илье Красносельцеву выпала очередь дежурить в сельсовете. Только пришел, раздался звонок: «Илья, объяви по всем населенным пунктам, началась война!» Радио не было, телефон связывал лишь с районным центром. Наш герой сел в седло и отправился в соседние деревни. Утром того же дня началась массовая мобилизация населения.

– Я работал бригадиром в колхозе, и когда началась мобилизация, отправился в военкомат, но на меня была наложена бронь, поскольку началась уборочная кампания. Фашисты тем временем продвигались к Орлу, все партийные работники были эвакуированы, и я остался в колхозе один. Тут приходит депеша из районного центра: надо срочно эвакуировать скот. В нашем колхозе было полно крупного рогатого скота: лошади, коровы, овцы. Меня как комсомольца обязали организовать погоночную группу в Рязанскую область. В то время фашисты заняли мою родную землю – от Орла к Ельцу, – вспоминает Илья Тимофеевич.

Большинство населенных пунктов было занято немцами, однако местечко, где он жил, находилось в глуши оврага и было укрыто от врага. Вскоре немцы вошли в Елец и готовились к дальнейшему продвижению на Мичуринск. К этому времени Илья Красносельцев уже служил рядовым в 13-й армии, которая расположилась в пяти километрах от Ельца. Он вспоминает, что в одну из ночей было организовано контрнаступление на Елец. Стояли морозы, немцы выбегали из домов раздетые и тут же оказывались под огнем. Было освобождено 400 населенных пунктов, заняты два города, транспортные станции. Наши войска продвигались к Орловской области, а Илью Красносельцева назначили командиром отделения обороны.

Боевые задания «обстрелянного» разведчика

В 1942 году пришла директива о выдвижении их полка под Курск. В ходе напряженного сражения 6 февраля 1943 года Курск был освобожден. Соединение вернулось к обороне Троснянского района Орловской области. Илья Тимофеевич к тому времени уже был заместителем командира взвода, а затем как «обстрелянного» человека его перевели в разведку.

…Во время сражений на Курской дуге немецкая оборона была усилена проволочными заграждениями и звуковой передачей, и прорвать ее было крайне тяжело. Тогда командир полка вызвал Красносельцева и дал распоряжение «взять языка».

– Мы с группой выступили на боевое задание. Видим, трое немцев отделяются для обезвреживания минных полей. Мы заблокировали их и взяли в плен немецкого унтер-офицера саперных войск, который знал всю оборону. Допрашивать его приехал сам Георгий Константинович Жуков, – рассказывает Илья Тимофеевич.

Продолжалась Орловско-Курская битва. Фашисты шли из Белгорода и Орла на Курск, пытались взять советские войска «в клещи». Началось танковое сражение под Прохоровкой, где, по воспоминаниям Ильи Тимофеевича, поле было будто вспахано гигантским плугом. После 12 дней немецких наступательных операций Красная армия перешла в контрнаступление, и противник стал отступать. Подоспела новая техника: самолеты Ил-2, прозванные немцами «летающими танками», «катюши».

…На правобережной Украине были сосредоточены значительные силы противника. На место приехал командующий 60-й армией И.Д. Черняховский, которого И.Т. Красносельцев лично сопровождал во время разговора с местными рыбаками по поводу форсирования Днепра.

Черняховский отдал разведчику боевой приказ: «Красносельцев, ты незаметно со своей группой проберешься к полку немецкой обороны, в тылу которого нужно поднять шумиху». Оказавшись в тылу противника, группа нанесла соединению значительный урон. В дальнейшем, продвигаясь с войсками вглубь страны, И.Т. Красносельцеву пришлось участвовать в борьбе с кишиневской и шевченковской группировками.

Рассказывать о событиях военных лет ветерану трудно из-за частичной потери памяти и проблем с голосом. Однако с блеском в глазах Илья Тимофеевич продолжает вспоминать о военных операциях в Карпатах и на Западной Украине, когда он служил в отдельной 23-й разведывательной роте при 155-й стрелковой дивизии, которая в то время была переброшена в Будапешт.

Красносельцев_002.jpg

Пол-Европы по-пластунски…

…Немецкие войска заняли шесть из восьми переправ через Дунай, и надо было восстанавливать порядок на этих территориях. Город Будапешт делится на Буду, где в казематах прятались вражеские генералы, и Пешт с королевским замком.

– За Будапешт я получил орден Славы II степени. В течение трех дней мы зачистили эти подвалы, освободили Будапешт и отправились в Австрию, где оставалась группировка власовцев и бандеровцев, основавшая движение «Черный лес». Они были брошены немцами, и нескольким дивизиям, в основном разведчикам, предстояло уничтожить их без взятия пленных. О том, что война уже закончилась, я узнал ближе к середине мая, когда мы завершили операцию, – делится воспоминаниями Илья Тимофеевич.

И.Т. Красносельцев, попав на фронт в декабре 1941-го, был ранен под Курском, после восстановительного батальона вернулся в действующую армию в мае 1942 года, воевал на Курской дуге, освобождал Курск, Будапешт, боролся с предателями в Австрии – участвовал в ключевых исторических сражениях Великой Отечественной войны. Тогда, в далекое военное время, он отказался от прохождения офицерских курсов, поскольку считал, что костяк Красной армии составляют младшие командиры, которые, как и он, нужнее на передовом крае борьбы с оккупантами. 

_RAN4926.jpg

За годы войны этот мужественный человек не раз подвергался смертельной опасности: попадал под обстрелы, проваливался под весенний лед. Ветеран с улыбкой говорит о былых операциях, где вопросы жизни и смерти часто зависят от счастливых случайностей: «Дело было в марте 44-го при форсировании нашими войсками Днестра. Вражеские шпионы и диверсанты попытались посеять панику, дескать, войска наши окружены и деваться им некуда. Нужно было переправиться на другой берег, чтобы выяснить, действительно ли это так. Немцы расположились ниже наших войск по Днестру. Мы сколотили небольшой плот, но из-за половодья и таяния льдов не смогли добраться на нем до другого берега и пошли ко дну вместе со снаряжением, оружием и гранатами. Среди нас был Юра Расовский – потомственный моряк, он затащил всех нас на отколовшуюся льдину, которая по счастливому стечению обстоятельств, вынесла нас в затон на другом берегу, миновав вражеские позиции. Мы добрались до ближайшего хутора, где просушили одежду и добыли информацию. Священник выделил нам хорошую лошадь, мы запрягли бричку и погнали в тыл к немцам. Вблизи Карпат встретили партизанский отряд, ребята подсказали нам путь к нашей армии». Группа разведчиков во главе с Красносельцевым не раз считалась погибшей или пропавшей без вести, а матери Красносельцева приходила похоронка на сына.

Слушая рассказы ветерана, живо представляешь боевые сражения. Илья Тимофеевич вспоминает самые напряженные моменты войны, где вопрос жизни и смерти стоял наиболее остро: «В Венгрии мы пробирались к озеру Балатон, зашли в один хутор, там стоял немецкий «Тигр», который, обнаружив нас, начал стрелять по нашему укрытию, меня здорово оглушило, я был на волосок от смерти. Однажды в колонне под Курском нас также обнаружил немец, устроил засаду, строча из пулемета, убил много наших ребят. Мне трижды прострелили шинель, две пули попали в плащ-палатку, но я остался жив. И таких случаев было много. Считаю, что во многом мне помогал Господь. Там же, под Курском, мы заняли позицию на полянке в кустах акации. Расположившись для отдыха, я услышал музыку в близлежащем доме. Прихожу к дому, а у рояля – никого. Обошел весь дом – ни души. Вернувшись, я застал своих ребят растерзанными прямым попаданием мины. Многие тогда говорили, что меня спасла та самая музыка».

После войны

Илья Тимофеевич Красносельцев после войны жил в Германии, работал в Восточной Пруссии, затем уехал в Калининград, работал в министерстве. Потом были Орловская область, Красногорск, позднее по распределению попал в Балашиху. 30 лет отработал на БЛМЗ мастером смены, его портрет постоянно был на Доске почета. 

Площадь Славы.JPG

Накануне 74-й годовщины Великой Победы глава Балашихи Сергей Юров лично навестил и поздравил ветерана Великой Отечественной войны Илью Тимофеевича Красносельцева и подарил ему телевизор.

Как человек, геройски прошедший всю войну, Илья Тимофеевич поздравляет с годовщиной Великой Победы всех ныне живущих ветеранов. Молодежи желает беречь нашу великую страну – Россию: «Не верьте лживой западной пропаганде. Нас очерняют, но мы уверены в своей стране и, не задумываясь, отдадим за нее жизнь».

В августе Илье Тимофеевичу Красносельцеву исполняется 97 лет, он встречается со школьниками, выступает на митингах, следит за мировыми новостями, активно участвует в жизни Балашихи.

Александр МУРАВЬЕВ

Фото Рафаила МИЛОСЕРДОВА и из архива И.Т. КРАСНОСЕЛЬЦЕВА

*** 

Илья Тимофеевич КРАСНОСЕЛЬЦЕВ: "Каждое разведывательное задание требует напряженного труда, и от его итога зависит жизнь идущих позади подразделений. Во время войны был такой случай. Во Львове наша группа разместилась в одном из домов. Я обратил внимание, что хозяйка все время заглядывает на чердак, спросил у нее, в чем дело, и она шепотом сказала, что там сидят два немецких пулеметчика. Я взял лестницу и полез на чердак. Забравшись на подступ чердака, крикнул: «Выходите, мы гарантируем вам жизнь». Вышли два пулеметчика. Я доложил об этом командиру полка. Начали прочесывать Львов, и оказалось, что на чердаках было множество таких засад, поджидавших наши подразделения, разместившиеся в городе".