Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Балашиха. Новости.

Яндекс.Погода

воскресенье, 22 октября

облачно с прояснениями+3 °C

Онлайн трансляция

Вода из зоны отчуждения: какая она?

26 апр. 2017 г., 10:45

Просмотры: 302


– Не знаю, не пил, мы ведь брали только её пробы, – говорит балашихинец Юрий Климов, участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. В 1987 году он с сотрудниками Всесоюзного НИИ Гидрологии и инженерной геологии пробыл в Припяти три недели. И до сих пор, спустя тридцать лет со времени той командировки, хорошо помнит место, где случилась крупнейшая в мировой истории атомной энергетики катастрофа.

Мне не было страшно, что я могу получить какую-то дозу радиации, – рассказывает Юрий Михайлович. – Хоть и дозиметры на капоте машины, на которой я возил учёных по тем местам, «попискивали» постоянно. Особенно около реактора, где наши сотрудники тоже брали из скважин пробы воды. Как-то не особо задумывался об этой радиации, хотя все вокруг говорило о том, что это страшная вещь. Меня поразил лес – абсолютно рыжий, без единой зелёной веточки или травинки. Как будто его ржавчина съела без остатка. Ну, и сам город Припять – непередаваемое зрелище. Жуткое до мурашек. Такое ощущение было, что люди не уехали из него, а испарились за минуту. Футбольное поле с брошенным мячом; балконы с развешенным бельём на верёвках; очки, забытые на лавочке…  И тишина.

Рыжий лес, который так поразил тогда водителя Юрия Климова, после катастрофы впитал в себя большую часть радиоактивной пыли. Позже его срубили, но всё равно, прорастая, деревья питаются соками из земли, которая на 20-25 см заражена радиацией. А город Припять так и остался «мёртвым» городом, хотя и стал безопасен для посещения на один или нескольких дней. Радиоактивных выбросов сейчас нет, а период полураспада йода-131 уже давно закончился. Хотя в некоторых участках города радиация достигает от 50-70 мкР/ч, но общий уровень сегодня безопасен для здоровья. Но Припять так и остался городом-призраком. Рядом с ним по-прежнему возвышается махина Чернобыльской АЭС. Конечно, он укрыт саркофагом, но основной его недостаток – негерметичность. Работы по сооружению второго саркофага должны были завершиться в 2015 году, но не раз переносились. Главная причина задержки – нехватка денежных средств. Очередной срок сдачи намечен на 2017год.

Юрий Михайлович больше никогда не посещал то страшное место. Хотя за время своей работы в НИИ гидрологии объездил почти всю страну. Работа инженеров-гидрологов тогда была очень востребована везде. А сейчас почему-то нет. Юрий говорит об этом с грустью. Когда в институте начались перемены и сокращения, директор стал ему постоянно напоминать: «Климов! Ты у нас в командировке в Чернобыле был? Был! Почему документы до сих пор не можешь оформить? Три года прошло! Тебе же льготы положены как участнику ликвидации последствий аварии!»

А Климов всё тянул: не хотелось вспоминать ту командировку, рыжий лес, мёртвый город, воду в запаянных колбах… Или как машину институтскую отмывал неизвестно от чего: вроде всё чисто, нигде ничего не прилипло, а на дозиметрическом посту его не пропускают: «Грязная» машина у тебя, где-то хватанул, значит! Не отмоешь – оставишь здесь навсегда». Там целый автопарк стоял таких машин: новенькие начальственные «Волги», самосвалы, тракторы, мотоциклы, даже какие-то телеги... Климов свою машину отмыл.

Лариса ЛЕДЕНЁВА

Фото автора

Информационно

На разных этапах ликвидации последствий аварии были задействованы:

– от 16 до 30 тысяч человек из разных ведомств для дезактивационных работ;

– более 210 воинских частей и подразделений общей численностью 340 тысяч военнослужащих, из них более 90 тысяч военнослужащих в самый острый период с апреля по декабрь 1986 года;

– 18,5 тысяч работников органов внутренних дел; 

– свыше 7 тысяч радиологических лабораторий и санэпидстанций;

– всего около 600 тысяч ликвидаторов со всего бывшего СССР принимали участие в тушении пожаров и расчистке.