Карта стоек

Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Балашиха. Новости.

Яндекс.Погода

пятница, 16 ноября

ясно0 °C

Онлайн трансляция

Озаренная любовью

04 апр. 2018 г., 12:45

Просмотры: 200


О том, что жительница Балашихи Аврора Ивановна Яковлева (в девичестве Казакова) 1 апреля 2018 года отметит 80 лет, мы узнали от ее сына, Андрея Вячеславовича, полковника в запасе. «Мама много тяжелого пережила, является малолетней узницей концлагерей, но сохранила любовь к жизни, людям, доброту и сердечность. Хоть и трудно вставала на ноги, оставшись сиротой после войны, но получила высшее педагогическое образование, потом много лет проработала на разных должностях в детском саду – от воспитателя до заведующей. Общий стаж – 40 лет! Это удивительно добрый, сердечный человек», – рассказал Андрей Яковлев, позвонив в редакцию газеты «Факт».

Военное лихолетье

Родилась Аврора Казакова на Смоленщине, между Вязьмой и Ржевом: в деревне Сверкушино, в окрестностях Сычёвки – райцентра. Авророй – именем богини утренней зари в римской мифологии – назвал первенца отец, Иван Семенович. Так звали девочку, которую привезли к соседям погостить в одно довоенное лето. «Арочка», – звала ее бабушка по отцу, Анна Максимовна; «АрОчек», – с ударением на «о» – называла мама, Тамара Фоминична…

Мир, озаренный светом любви, рухнул 4 октября 1941 года, когда деревню оккупировали немцы. «Из добротных жилых домов оккупанты всех повыгоняли: женщин с детьми, стариков, здоровых, больных – без разбора. Маму с женщинами покрепче посылали на разные работы, в том числе – заготавливать дрова. Деревья потоньше рубили на слеги, застилали ими глинистую гать. Жили в постоянном страхе. За одно подозрение в пособничестве партизанам – без суда и следствия – фашисты расстреливали мирных жителей, – рассказывает Аврора Ивановна, торопясь, едва переводя дух. – Вспоминать тяжело, но важно, чтобы новые поколения помнили о том, что несет война, и не позволили ничему подобному повториться в нашей стране».

В рабство

«Из семей «партийных», как я узнала уже много позже, женщин с детьми угоняли в немецкое рабство первыми. А дедушка по маме, Фома Семенович Семенов, был ярым коммунистом, поэтому 4 января 1943 года это случилось и с нами», – продолжает повествование Аврора Ивановна. Сначала мама с дочкой оказались в Слуцком пересыльном лагере, созданном в 1941 году. «Вскоре под колючей проволокой женщины прорыли лаз, через который пробирались в город, меняли платочек, кофточку – что еще оставалось – на картофелину, свеклу, чтобы подкормить детей: на баланде долго протянуть не смогли бы», – с тяжелым вздохом говорит Аврора Ивановна.

И вновь – этап: Тамара Фоминична с дочкой оказалась на территории оккупированной Польши. «Это был длинный барак в бывшем концлагере для военнопленных. Помню нары по обеим сторонам, рельсы – посередине. Утром пригоняли вагонетку, куда грузили тела умерших за ночь, отвозили в тупик, где сжигали… Как-то приказали всем раздеться до гола, мама прижимала меня лицом к себе, боялась, что отправят в газовую камеру и я все увижу… Оказалось – санобработка. Здесь мы провели с полгода. Потом нас забрали польские «паны» как бесплатную рабочую силу», – говорит чуть более глуховатым голосом моя собеседница, словно все это произошло только что.

От мрака к надежде

Спрашиваю: «Какое самое тяжелое воспоминание о войне?» Оказалось, – голод. До сих пор со слезами смотрит Аврора Ивановна по телевизору документальные кадры о голодающих в блокадном Ленинграде. Не может спокойно слышать о голодающих детях Сирии… «Ходила по хутору с другими детьми, просила у местных: «Дай хлебушка!» Однажды за эту просьбу на нее спустили овчарку… Девочка маму практически не видела: та работала от рассвета до заката. Тяжело было не только физически. Однажды Тамару Фоминичну схватили местные бандиты, обвинили в пособничестве партизанам, приставили револьвер к виску… Аврора кричала, умоляла не убивать маму… В ответ – хохот, но в живых оставили.

Освобождение пришло в образе закопченного танка под развивающимся красным флагом, шедшего во главе колонны. «Такой же черный, как его боевая машина, из люка показался танкист да как заорет: «Не-е-мцы есть?» – «Нет, сыночки! – кричали в ответ женщины. – Родненькие, здесь только мы!» А вскоре мамы не стало: ей не было и тридцати». Узнавая драматические подробности пережитого этим поколением в детские годы, понимаешь, что ужасы войны не забываются. Еще и поэтому нет срока давности преступлениям против человечества.

В заботе о других

Аврору разыскала бабушка по отцу, забрала домой. С отцом, который к тому времени отвоевал на фронте, судьба развела. Вернувшись, он был арестован за то, что похвалил жизнь в Венгрии, где закончил войну, и сослан на 10 лет на Колыму без права переписки. Анна Максимовна Казакова не дала внучке умереть от истощения, болезней и переживаний: выходила. А с 16 лет Аврора, чтобы не быть в тягость, начала жить и зарабатывать самостоятельно: уехала к подруге в Подмосковье, устроилась мотальщицей на прядильную фабрику в Ивантеевке… Дальше – трудная, но мирная жизнь: работа, учеба в вечерней школе, замужество, рождение сына. Сейчас наша героиня – на пенсии, у нее двое внуков, правнуку 16 лет. На всю жизнь запомнила Аврора Ивановна завет дедушки Фомы: быть достойной дочерью своей страны. Схоронив любимого мужа, который много лет работал на Балашихинском литейно-механическом заводе, эта удивительно светлая женщина продолжает оставаться хранительницей истории семьи и семейного очага – любимой и любящей. С юбилеем, уважаемая Аврора Ивановна!

Виктория ЯНШИНА

Фото автора