Карта стоек

Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Балашиха. Новости.

Яндекс.Погода

вторник, 14 августа

ясно+19 °C

Онлайн трансляция

Небо для всех

12 марта 2018 г., 14:50

Просмотры: 319


В жизни у мастера спорта СССР по парашютизму Лидии Ардасеновой было немало запоминающихся встреч. Одна из них, можно сказать, судьбоносная – с летчиком Алексеем Маресьевым, прототипом главного героя «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого. При всей разности судеб нашу героиню и ее подопечных роднит с легендарным воздушным асом общая любовь к небу, которую они пронесли через всю свою жизнь, несмотря ни на какие препятствия. Два года подряд Лидия Витальевна становилась лауреатом премии губернатора «Наше Подмосковье». Ее проект так и называется – «Небо для всех».

Фото © Олег Корчагин

Один прыжок и вся жизнь

Лидия Ардасенова – коренная жительница Балашихи. Здесь она окончила школу, потом техникум. Первый прыжок с парашютом совершила в 16 лет, и сразу поняла, что жить без этого не сможет. А поскольку этот вид спорта в то время активно развивался в армии, то она, не раздумывая, стала военнослужащей. И отслужила в Вооруженных силах почти 25 лет. Была инструктором парашютно-десантной подготовки. Готовила летчиков и бойцов к прыжкам. Защищала вместе с сослуживцами честь страны на различных турнирах. Чемпионка России по точности приземления, чемпионка Воздушно-десантных войск в командном зачете, неоднократная рекордсменка по групповой парашютной акробатике в классе «большая формация» – вот далеко не полный послужной список нашей героини.

Казалось бы, все идет как надо, несмотря на постоянный риск. Выручали мастерство и удача. Но порой в жизни происходят вещи, которые от нас не зависят. В 1998 году случилось несчастье.

– Разбилась, можно сказать, по полной программе, – вспоминает Лидия Витальевна. – В составе женской четверки готовилась к Кубку мира по групповой парашютной акробатике. К тому времени у меня было 5 000 прыжков и ни одного отказа. Лечу себе под раскрытым куполом, у меня скоростной парашют. До земли метров 15. И вдруг меня сбивает в воздухе другой парашютист. Его так закрутило, что он меня не видел, сделал клевок по ветру, чего делать ни в коем случае нельзя. Удар в грудь – и мой парашют оказывается подо мной. В результате – 22 перелома, два года по госпиталям. Очень тяжело мне было смириться с мыслью, что я не смогу прыгать.

Она и не смирилась. Начала готовить к прыжкам других, став тренером по парашютной групповой акробатике. Пример того, как случай может изменить дальнейшую судьбу человека.

– Я тогда работала инструктором на аэродроме в Киржаче. Помню, к нам пришел человек, у него ноги не было выше колена. Это был Александр Соклаков из Курска. Скажу сразу, людям с такой травмой cложнее всего прыгать с парашютом. Если есть колено, то ноги можно использовать как рули. А человеку, у которого нет ноги выше колена, нечем рулить. Приходится учить его рулить руками и корпусом. В общем, посмотрела я на него и говорю: собрать бы вас в кучку и научить групповой акробатике. А он сразу зацепился за эти слова. С этого все и началось.

Команда

Так в 2011 году родилась эта необычная команда — парашютистов-инвалидов, собранных со всей России: Нижневартовск, Магнитогорск, Тверь, Курск, Санкт-Петербург, Всеволожск, Великий Новгород. Мурманск, Симферополь, Самара. «Вся великая наша страна», – с гордостью говорит Лидия Ардасенова. В основном это парашютисты-десантники, подорвавшиеся на минах в период боевых действий и военных операций. По большей части оставшиеся без ног. И хотя определенный прыжковый опыт они имели, нужно обладать невероятным мужеством, чтобы не только вернуться к прыжкам, а заняться парашютным спортом. Даже абсолютно здоровым людям это сделать непросто.

– Это настолько сильная когорта людей, – продолжает рассказывать моя собеседница о своих подопечных. – Ведь парашютизм – особая стезя. Сюда приходят люди с определенным типом нервной системы. Им просто необходимы эмоциональные перегрузки. И очень тяжело согласиться с тем, что тебя, в силу обстоятельств, не пускают заниматься любимым делом. Я-то их понимаю, как никто.

Команду Лидия Витальевна собрала, однако никто не хотел брать на себя ответственность. Но, как говорится, мир не без смелых людей. Таким человеком оказался Александр Михайлович Гладков, полковник в отставке, испытатель парашютов. Именно он возглавлял клуб, где работала Лидия Ардасенова. Он такую ответственность на себя взял. «А без него, – говорит Лидия Витальевна, – ничего бы не сложилось».

А еще пришлось, как она образно выразилась, «шапку снять». То есть искать деньги на занятия в аэродинамической трубе. Понимающие люди таки нашлись, помогли финансами. А результат всех этих усилий – первый рекорд: формация из восьми человек. Всего же на счету необычной команды 10 рекордов России. В 2017 году 10 человек сделали в воздухе два перестроения, то есть дважды поменяли исходную фигуру.

– Как тренер-организатор, я, естественно, хочу, чтобы как можно больше людей узнало о нашем движении, – признается Лидия Ардасенова. – И поэтому, услышав о губернаторском конкурсе «Наше Подмосковье», решила в нем участвовать с нашим проектом. А так как приходится до сих пор ходить по спонсорам, то и денежное вознаграждение за второе место, наряду с моральным удовлетворением, для нас весьма кстати. Эти премиальные мы направляем на парашютно-летное обеспечение.

В апреле в Австралии пройдет чемпионат мира среди ветеранов. Четверка Лидии Ардасеновой будет соревноваться со здоровыми людьми. Самому старшему из них, американцу, 86 лет.

– Впрочем, нашему Сергею Александровичу Киселеву – 85. А Марии Денисовне Колтуковой из Белгорода 96 лет. Она участник войны. И до сих пор прыгает с парашютом. Замечательный человек, от которого исходит позитивная энергия. На таких людях все держится в этой жизни, – не скрывает восхищения Лидия Витальевна.

В клубе серьезно работают над тем, чтобы их заметили и оценили. И уже есть подвижки. Сейчас готовятся документы от федерации парашютного спорта и ставится вопрос о включении вида в паралимпийское движение. Это долгий процесс, но команда Ардасеновой надеется на положительный исход.

Что же движет такими людьми, как героиня нашей статьи? Дает им силы превозмочь боль и уныние? Отвечая на эти вопросы, Лидия Ардасенова в первую очередь говорит о своих ребятах и только потом о себе.

– Это сейчас стали внимание уделять таким людям. А ведь они такие же, как все – так же любят, так же переживают. С ними не надо сюсюкать, сюсюканье тоже оскорбляет. С ними надо как с равными общаться. Я этим живу. Это моя жизнь. Продолжение моего парашютизма. Пока мои ребята в воздухе, я с ними. И пока они не приземлятся, ни с кем не разговариваю и не даю никаких интервью.

К_29.jpg

К_59.jpg

Сергей ПАНОВ