Балашиха. Новости.

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

четверг, 29 июня

ясно+10 °C

Онлайн трансляция

Мы зорко небо охраняли!

01 дек. 2016 г., 12:42

Просмотры: 247


Люди, подобные Александру Григорьевичу Золотову, и через 75 лет с начала самой кровопролитной войны одним своим видом демонстрируют неколебимую силу духа великого поколения победителей.

С Александром Григорьевичем Золотовым, прошедшим всю Великую Отечественную и встретившем Победу 9 мая 1945 года в пятидесяти километрах от столицы гитлеровской Германии, мы встретились в эти зимние дни не случайно. Полковник в отставке А. Золотов – участник обороны Москвы 1941 года.

Этой осенью А. Золотов отметил своё 95-летие. Родился 1 сентября 1921 года в Орловской области. В 1939 году поступил в педагогический институт, но вскоре был призван в Красную армию и затем направлен в Киевское Краснознамённое артиллерийское училище – в армии не хватало офицеров. В мае 41-го почти готовых командиров направили на переквалификацию в Горьковское училище зенитной артиллерии Красной армии. К 22 июня успели пройти не только выпускные экзамены, но и стрельбы на полигоне, где и узнали о вероломном нападении фашистской Германии. Сменив курсантскую форму на командирскую, 15 июля 1941 года отправился на фронт: шёл 23-й день Великой Отечественной войны.

Ратный труд

В Лихоборах – тогда это был военный городок за чертой Москвы – шло формирование 862-го зенитно-артиллеристского полка, состоявшего из пяти батарей. «Наша огневая позиция находилась в столице, на стадионе «Строитель», недалеко от Яузы и Курского вокзала. Рядом располагался филиал Центрального аэрогидродинамического института. Сразу вырыли окопы, установили орудия, начали обучать людей, сами практиковались и доучивались на ходу. Первая учебная тревога была объявлена в Москве 21 июля. А ровно через месяц после начала войны, в ночь с 22 на 23 июля, был первый налёт фашистской авиации на Москву. 350 самолётов-бомбардировщиков, как после выяснилось, участвовало в нём. Это день моего боевого крещения». В подчинении у А. Золотова было два орудия, при каждом – орудийный расчёт из семи человек. Налёты начинались примерно в 10 вечера, а отбой воздушной тревоги приходился на 4 утра. Зенитчики защищали небо Москвы с помощью 37-миллиметровых зенитных автоматические пушек, делавших 180 выстрелов в минуту. Дальность стрельбы по высоте составляла 6,5 километра. По ночам зенитчики не только «охотились» за самолётами, но и сбивали осветительные бомбы. Каждая из них, метровой длины, медленно спускалась на землю на собственном парашюте. Поэтому, терпеливо объясняет ветеран нам, людям мирного времени, было недостаточно попасть в корпус такой бомбы – даже оставшаяся под парашютом часть её продолжала освещать всё вокруг. Требовалось уничтожить именно парашют.

За Москву

Для защиты Москвы была создана мощная – это признавали даже фашисты – Московская зона ПВО. Она включала 1 144 орудия, 124 аэростата заграждения, которые поднимались на 3-4 км, чтобы немцы не могли с малых высот бомбить объекты. Были установлены 618 прожекторов, 336 зенитных пулемётов. А вокруг Москвы располагались более 600 постов воздушного наблюдения, оповещения и связи: эти посты имели также на вооружении зенитные пулемёты, и восемь радиолокационных станций типа «Редут». Такая армада защищала Москву. Важные объекты маскировали сетками, фанерными щитами, создавались ложные объекты. На крышах таких зданий как библиотека им. Ленина, гостиница «Москва» устанавливались пушки малого калибра, дежурили и добровольцы, которые тушили сброшенные фашистами зажигательные бомбы.

Артиллеристы-зенитчики встречали немецких бомбардировщиков, идущих большой группой, мощным заградительным огнём. «Мы чувствовали каждой своей клеточкой, что должны защитить Москву!» – вспоминает события конца 41-го года Александр Григорьевич.

Утром 7 ноября, через два часа после отбоя ночной воздушной тревоги, ровно в 6 часов была объявлена тревога по батарее. Все вновь оказались «на орудии». И только когда прозвучал отбой, выяснилось, что зенитчики охраняли небо над Москвой в то время, когда на Красной площади проходил военный парад, который приравняли впоследствии к важнейшим военным операциям.

Самое главное на войне – дружба, взаимовыручка

Александр Григорьевич вспоминает эпизод оборонительного этапа защиты Москвы, который произошёл 1 декабря. «Мы уже встали на позицию. Было 12 часов дня. Я отправил один расчёт пообедать, второй расчёт оставался на своём орудии. В расположении моего взвода находился комиссар батареи С.П. Сальников, с которым мы вместе находились в землянке. Вдруг слышу звук мотора самолёта, выбегаю. Идёт густой снег. Вижу – немецкий самолёт выскочил из-за лесочка и тут же сбросил две бомбы по 500 кг каждая! Одна из них упала сбоку от орудия, расчёт которого обедал… Меня отбросило сразу метров на десять, я оглох (контузия). Комиссара и письмоносца придавило в разрушенной землянке, их удалось откопать. А командир отделения связи во время налёта находился на электрическом столбе, устанавливал проводную связь с командованием. Взрывной волной его сбило и ударило о мёрзлую землю: разбился насмерть. Судьба. Если бы я не отправил семерых человек расчёта на обед… После этого, пока у меня не восстановился полностью слух, командир орудия показывал мне на пальцах, с какой стороны раздаётся звук приближаюшихся самолётов противника».

Потом дивизион перебросили в сторону Рязани. Первым городом, который освобождал А. Золотов в составе своего дивизиона, стал город Михайлов.

К тому времени уже были образованы Калининский, Западный и Юго-Западный фронты, готовые к наступлению. Когда началась Московская битва, дивизион, в составе которого находился взвод А. Золотова, прикрывал наступление 10-й армии.

Слушая подробные, яркие воспоминания участника Великой Отечественной, я подумала, что об этом боевом пути можно написать целую книгу. Ведь А. Золотов – участник не только обороны Москвы. Он участвовал в Курско-Орловской битве (командир батареи), в Висло-Одерской операции, принимал участие в освобождении Варшавы.

Самые трагические впечатления – в Польше в 1944 года. Часть стояла в городе Люблин, на окраине которого находился лагерь смерти Майданек, второй по величине гитлеровский концентрационный лагерь в Европе после Освенцима. Концлагерь, в котором подверглись уничтожению 1,5 миллиона человек, был только что освобождён. Виселицы, газовые камеры, печи… Бараки, забитые человеческими волосами, одеждой, обувью взрослых и детей, очками для слабовидящих… «Мои солдаты ещё больше укрепились в своём стремлении разбить фашистов».

Но если делать книгу о нашем герое, то в ней должны быть и страницы об активной жизни в мирное время. Ведь в отставку из Вооружённых сил Золотов ушёл только в 1977 году.

О долголетии

И сегодня наш ветеран бодр и активен, участвует в общественной жизни города и деятельности Совета ветеранов Железнодорожного. Является заместителем председателя Совета ветеранов микрорайона Керамик, в течение 24 лет шефствует от Совета ветеранов над школой № 5; дружит с коллективом школы № 3, расположенной в Павлино, в последние годы – с коллективом школы № 7. В качестве члена лекторской группы по военно-патриотическому воспитанию школьной молодёжи городского Совета ветеранов не раз выступал в образовательных учреждениях Железнодорожного.

Был счастливо женат (супруги нет уже 16 лет), двое сыновей.

В числе военных наград А. Золотова имеется медаль «За оборону Москвы», которую вручили в октябре 1944 года в штабе полка, орден Красной Звезды за Курскую битву, орден Красной Звезды за освобождение Варшавы, медаль «За боевые заслуги». Главным наш герой считает орден Отечественной войны.

Мы гордимся Вами, Александр Григорьевич!

Виктория ЯНШИНА

Фото Олега ЗАХАРОВА