Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Балашиха. Новости.

Яндекс.Погода

вторник, 12 декабря

пасмурно-5 °C

Онлайн трансляция

Моя Москва!

17 нояб. 2016 г., 12:09

Просмотры: 380


Моя собеседница, Зинаида Фёдоровна Шустова, проживает на улице Маяковского в микрорайоне Железнодорожный. Эта интеллигентная, открытая для общения женщина, летом отметившая своё 93-летие, оказалась прекрасной рассказчицей. А встретились мы не случайно: не так много наших земляков может подробно рассказать о событиях, происходивших осенью 1941 года в Москве.

Вспоминая истоки, рассказывает, что родилась в Рязанской губернии. Отец, Фёдор Елисеевич Смирнов, участник Гражданской войны, член партии большевиков с 1914 года, работал директором ликёроводочного завода в Ряжске. В семье было трое детей, Зина была самой младшей. Отец скоропостижно скончался в 1927-м, и маме, Наталье Ивановне, пришлось поднимать детей в одиночку, в очень несытое время. И вырастила их достойными гражданами своей страны. Старший, Александр, 1914 года рождения, окончил физкультурный техникум в Ряжске, был чемпионом Забайкальского военного округа по лыжам. Был призван на Финскую войну, начало Великой Отечественной встретил на границе с Польшей. Больше о его судьбе родным до сих пор ничего не известно. Сестра Валентина, 1920 года рождения, до войны стала агрономом, работала в совхозе. Зина успешно закончила десятилетку. В её аттестате с золотым кантом имелась приписка: «Пользуется правом поступления в высшую школу без вступительных экзаменов». Сначала отличница мечтала пойти в медицину, но тут заинтересовалась океанологией и поступила в гидрометеорологический институт в Москве. И только сдав первую сессию на рубеже 1940–1941 годов, поняла: это не моё. А чтобы не терять времени, да и зарабатывать на жизнь, пошла работать на Московский авиационный завод № 22 имени С.П. Горбунова, находившийся в Филях. Послушалась совета двоюродного брата Михаила: узнать цену труда рабочего человека, чтобы после сделать правильный жизненный выбор. Но с 22 июня 1941 года выбор каждого советского человека определялся законами военного времени.

Наша героиня, узнав о срочном наборе на курсы медсестёр, отправилась туда без промедления. Занятия начались 9 июля: как раз в этот день Зинаиде исполнилось восемнадцать.

Моя собеседница, вспоминая то время, когда все помыслы были сосредоточены только на одном – как принести наибольшую помощь своей стране, отмечает: «С 8 до 17 часов работала на заводе, вечером – училась, практику проходила в костномозговом отделении института неотложной помощи имени Н.В. Склифосовского. А ситуация на подступах к столице накалялась: в конце сентября гитлеровцы перешли в генеральное наступление на Москву.

После окончания курсов Зина Смирнова продолжала работать в «институте Склифосовского», выполняя все назначения: раздача лекарств раненым, перевязки, уход за тяжелоранеными – протирали, чтобы не было пролежней, в общем, делали всё, чтобы выходить бойцов. «Девочки, у вас шёлковые пальчики!» – услышала как-то от лежачего больного Зинаида, в очередной раз заступив на смену. Так продолжалось до середины октября. 16-го в военкомате Зинаиде выдали военный билет. В этот же день девушек, окончивших курсы медсестёр, вызвали в военно-учётный стол завода и представили начальнику штаба ПВО Москвы, который объявил, что все они с 17 октября мобилизованы. А ещё через два дня Государственный комитет обороны объявил Москву на осадном положении. К тому времени воздушные и учебно-боевые тревоги стали для жителей Москвы обычным делом.

С тех пор Зинаида с подругами жила в бомбоубежище, располагавшемся на территории, которую до войны занимал «её» завод имени С.П. Горбунова, эвакуированный в Казань осенью 1941 года (современное название «Горбушке» дало именно это предприятие). Медсестра Смирнова, прикомандированная к войскам ПВО, начала свою службу на посту в санитарном отсеке, расположенном в их бомбоубежище. «У нас было нескольких постов, по расписанию полагалось дежурить, например, на аэродроме, так что и на госпитальном самолёте пришлось летать, – вспоминает Зинаида Фёдоровна события конца 1941-го, словно всё это было буквально на днях. – Один из постов оформили под санитарную палату, куда прибывали раненые на реабилитацию. Нервы выматывали частые и долгие воздушные тревоги. Чтобы облегчить моральное состояние раненых, поднять боевой дух, мы устраивали концерты: читали стихи, пели песни». На постах дежурили не только медицинские работники, но и охрана – из стрелковых частей. С одним из военных, дежуривших на их посту, девушки подружились. Так вместе и пережидали воздушные тревоги, постоянно слушая сводки с линии фронта: пятеро медсестёр и пехотинец.

«Тимофей Шустов был старше меня на двенадцать лет, – рассказывает Зинаида Фёдоровна историю, предопределившую всю её дальнейшую судьбу. – Мы понравились друг другу, и в конце декабря он позвал меня замуж». Это был период, когда под сокрушительными ударами советских войск, перешедших 5-6 декабря 41-го в контрнаступление под Москвой, противник начал отступать: германская армия, поставившая на колени почти всю Западную Европу, впервые терпела очевидное поражение.

А на окраине столицы, в Филях, 31 декабря 1941 года состоялась скромная свадьба Тимофея и Зинаиды. И всё же главным событием в жизни молодожёнов в те незабываемые – трагические и героические дни – стал разгром немецко-фашистских войск под Москвой. В дальнейшем война надолго развела супругов: Тимофей ушёл со своим стрелковым взводом громить врага на запад, участвовал в битве на Курской дуге. Дважды был ранен, один из них – тяжело, но, восстановившись, выучился «на танкиста», и закончил войну механиком-водителем танка Т–34, дойдя до Кёнигсберга.

Зинаида оставалась служить в Москве (в военном билете читаем запись: отсрочка от призыва по мобилизации) до своего декретного отпуска (Галина родилась 10 октября в Ряжске). Вернувшись в Москву с ребёнком в конце 1942 года, поняла, что одной ей не справиться: долго терпеть присутствие младенца в поликлинике, где к тому времени работала Зинаида Фёдоровна, главврач не мог. Пришлось вернуться к маме, в Ряжск. До конца войны работала при батальоне аэродромного обслуживания: разбирала корреспонденцию, формировала библиотеку.

Сын Александр родился у супругов Шустовых в 1948 году уже в Подмосковье: Тимофей Иванович тогда возглавлял базу отдыха от ЦК авиационной промышленности, располагавшуюся в Кучино, в районе Гидрогородка, на берегу Пехорки.

Сегодня наша героиня отмечает 75-летие разгрома немцев под Москвой в своей квартире на первом этаже обычной пятиэтажки. Из дома не выходит – слишком много травм перенесла. Живёт после кончины супруга одна, любит читать, но по состоянию здоровья (оба глаза прооперированы) читает немного, чаще проводит время у окна. А больше всего радует близкий круг: у Зинаиды Фёдоровны четверо внуков и «в два раза больше правнуков»!

«Главное, чтобы наша молодёжь жила под мирным небом! – говорит З. Шустова, когда мы спрашиваем о её пожеланиях. – А мне бы – несколько кустов в палисаднике, чтобы любоваться из окна можно было: уж пять лет, как прошу коммунальщиков… Спасибо, что хоть заборчик поставили».

Виктория ЯНШИНА

Фото Олега ЗАХАРОВА