Раз в неделю мы отправляем дайджест с популярными статьями.

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самую актуальную информацию.

Яндекс.Погода

четверг, 16 сентября

пасмурно+7 °C

Сейчас в эфире

Радио

Проект газеты «Факт» «Дети войны, строившие мир»: Валентина Аксенова

20 июля 2021 г., 13:03

Просмотры: 86


О наших современниках, которых уже привычно именуют «дети войны», мы продолжаем рассказывать на страницах газеты «Факт»

Об этом поколении, которое было самым уязвимым в годы Великой Отечественной войны, но оказалось жизнеспособным и мужественным, еще не написаны все страницы. Давайте сделаем это вместе. Ведь эти люди – носители памяти и достойное продолжение поколения победителей.

IMG_20210622_204914_414.JPG

Валентина Аксенова. Фото Ирины Зубаревой

РАДИ ЛЮБИМОЙ РОДИНЫ

Сегодня мы услышим из первых уст историю нашей землячки – Валентины Григорьевны АКСЕНОВОЙ, общественницы, председателя Балашихинской общественной организации «Дети войны».

– Все начиналось под мирным небом?

– Да. Но продолжалось совсем недолго… Родилась я в подмосковном городе Наро-Фоминск 22 февраля 1940 года, а ровно через год и четыре месяца началась Великая Отечественная война. Уже на следующий день, 23 июня 1941 года, мой папа, Григорий Георгиевич Максимов, 1912 года рождения, и другие военнообязанные мужчины города были призваны на военную службу. Как рассказывала мама, Анна Максимовна Максимова, – их жены и дети провожали со слезами…

– Почему 18 октября 1941-го стало поворотным в судьбе?

– После взятия города Верея, немцы обрушили главный удар на Наро-Фоминск, который стал главным опорным пунктом на подступах к столице нашей родины Москве на киевском направлении. Немцы бомбили город сверху и обстреливали с земли больше двух недель, с 30 сентября по 18 октября, превратили жилые кварталы в руины, но сломить сопротивление не смогли: их к Москве не допустили! Этот подвиг народный отмечен в 2009 году: за мужество и массовый героизм городу Наро-Фоминску Указом президента РФ Д.А. Медведева присвоено почетное звание Российской Федерации «Город воинской славы», а при въезде в город установлена стела Победы! Мама и бабушка до последнего работали на прядильно-ткацкой фабрике, а жили – в фабричных казармах. Во время бомбежек жители, по большей части – матери с детьми и старики, бежали из своих домов, кто куда. Одни прятались в подвалах своих казарм, другие – убежали в лесной массив городского парка… Последняя страшная бомбежка 18 октября оставила и мою семью без крыши над головой. Мы потеряли все, а ведь надвигалась зима. И мама приняла решение идти к родителям папы в деревню Устье, находившуюся в 15 километрах от города, в надежде обрести кров и кусок хлеба.

– «Три месяца под немцем»... Это много или мало?

– Идти пришлось по разбитой войной дороге, мама несла меня на руках поочередно со своей мамой, моей бабушкой. Придя в деревню, увидели: в каждом доме расположились немецкие солдаты, а в сельской школе разместился их штаб. Одежду потеплее нам дали родственники и их соседи. Было голодно. Мама потом говорила, что эти три месяца оккупации – с 20 октября 1941 года по 20 января 1942-го не может вспоминать без содрогания.

На фронте немцы терпели поражения и зверели с каждым днем, особенно, когда Красная Армия перешла в наступление и гнала их дальше от Москвы (26 декабря 1941 года войска 33-й армии генерала М.Г. Ефремова полностью освободили Наро-Фоминск, – ред.). Захватчики вымещали зло на мирных жителях. В нашей деревне плачущего младенца бросили в снег, а за ним – попытавшуюся его спасти мать, и тут же обоих застрелили... Отступая, оставляя захваченные ранее позиции, фашисты уничтожали целые деревни вместе с населением.

– Самый драматичный период в оккупации?

– Это было в январе 1942 года, в сильнейший мороз. Нас, вместе с жителями 12-ти окрестных деревень, загнали под дулами автоматов в церковь Спасителя в селе Спас, заминировали храм снаружи, выставили конвой. Два дня – без воды и еды. Местные партизаны доложили разведчикам регулярной Красной Армии о готовящейся акции массового уничтожения, и темной ночью те тихо подобрались к храму, сняли конвой и открыли врата храма, освободив нас, пленных, – почти замерзших, почти потерявших надежду... Сколько было радости, слез счастья, слов благодарности и уважения нашим красноармейцам – спасителям от жуткой участи! И, конечно, большущая благодарность партизанам, ведь если бы не они…

IMG_20210713_105851_614.JPG

Городской детский сад в Хотьково, от ткацкой фабрики, (Валентина вторая справа в вернем ряду). 1945 год

– Эвакуация… Тяжелое время?

– Вернувшись в свою деревню Устье, ужаснулись: деревни-то уже нет, только пепел гуляет и только черные печки стоят, а над ними лишь черные трубы торчат… После изгнания немцев с оккупированной территории, нас эвакуировали в подмосковный город Хотьково (фото 1942 года). И мама, и бабушка сразу устроились здесь на ткацкую фабрику. Весной все выходили сажать картофель для армии, осенью – собирать урожай. Мы, дети, были рядом, помогали. Жилось тяжело. Мама с 14 лет обшивала себя, ее мастерство и трудолюбие особенно выручали в трудные военные годы: что дадут эвакуированным – все перешивала. Подрабатывала после работы. По окончании войны, когда нам впервые принесли пенсию за погибшего отца, мама купила (о, счастье!) подержанную швейную машинку «Зингер», которая потом перешла мне по наследству. Я ее берегу как память о папе и маме и продолжаю на ней шить.

– Почему День Победы Вы встретили плачем?

– О том, что мой отец пропал без вести, стало известно только в 1945-ом: извещение пришло в такой долгожданный День Победы. Сколько было слез… Мама надеялась, что отец вернется (к соседям вернулся же глава семьи через год). Искала и надеялась, но чуда не произошло… Печаль – на всю оставшуюся жизнь. Мама в конце 40-х вышла замуж второй раз (родила еще дочку), но прожила всего 55 лет (1920-1975 гг.), последние годы – на инвалидности. Очень тяжелое время ей досталось…

IMG_20210713_105838_635.JPG

Валентина с мамой. 1944 год

– О маме часто вспоминаете?

– Да, конечно. Все бытовые проблемы приходилось преодолевать в первую очередь ей. Именно она научила нас с сестрой не пасовать перед трудностями. А трудно жилось и в плане бытовых условий: из барака, где у нас была на пятерых комната шесть на семь квадратных метров, выехали только в 1960-е: получили комнату попросторнее, в коммуналке. Мама от работы (после окончания ФЗО работала в местном техникуме секретарем-машинисткой у директора) получила отдельную двухкомнатную квартиру только в 1971 году там же, в Хотьково. Я прожила в городе, нас приютившем, до декабря 1965 года.

IMG_20210713_105807_225.JPG

Отец Валентины. Ее любимое фото. 1939 г.

– Кем хотелось быть, и кем удалось стать?

– После окончания школы-десятилетки вместе с подругой отправилась в Москву поступать на юрфак МГУ. С детства хотелось стать или артисткой (я всегда хорошо пела, а с 8 лет начала выступать), или юристом. В приемной комиссии нам, робким девочкам из провинции, отсоветовали пытать счастья в университете, и мы вернулись в Подмосковье, а вскоре поступили в Мытищинский индустриальный техникум (сейчас это колледж), где я получила очень востребованную по тем временам специальность техника-технолога по холодной обработке металла. В Хотьково, к слову, эвакуировали из Москвы завод «Электролит», на котором в 1960 году открыли современной цех «закрытого» типа – ССКТБ – советское секретное конструкторское бюро, которое было ориентировано на космическую продукцию (я успела там поработать, горжусь).

– Балашиха стала Вашей судьбой?

– Некоторое время работала в Москве на 1-ом Московском прожекторном заводе техником в Бюро технической информации. Стало жить полегче, когда я начала зарабатывать. В Балашиху я вышла замуж (до этого проучилась 2,5 года в Энергетическом институте, на заочном отделении). С 1970 по 1975 годы работала инженером по технике безопасности в открытом здесь Московском областном онкологическом диспансере (окончила здесь курсы по медоборудованию). Всегда занималась общественной работой. Будучи на пенсии, много лет была сотрудником Территориального общественного самоуправления, с 2005 по 2020 год работала председателем ТОС микрорайона Первомайский. 27 февраля 2021 года возглавила Балашихинское отделение Московской областной общественной организации «Дети войны». Моя опора – любимый сын, Геннадий Борисович Аксенов, 1967 года рождения. Я – счастливая бабушка двух взрослых внучек – Инны и Татьяны.

– Какое оно, поколение «детей войны»?

– Спасибо, во-первых, что ваша газета не забывает о нас. Считаю очень важным и справедливым, чтобы потомки помнили о детях войны, которые пережили тяжелейшие годы войны, побывали на грани жизни и смерти, прошли через страх, голод и холод, кто-то – через концлагеря и мучения. Многие остались больны на всю жизнь, получили психологические травмы. А сколько осталось без отцов и матерей, полными сиротами… Но ведь – не сломались! Встали на ноги. Создали семьи. Дали потомство. И всегда трудились ради процветания любимой родины! Всегда.

 

СПРАВОЧНО

К категории «Дети войны» относятся граждане Российской Федерации, родившиеся в период с 22 июня 1928 года по 3 сентября 1945 года, постоянно проживавшие на территории СССР в годы Великой Отечественной войны.

Виктория ЯНШИНА

Фото из архива Валентины АКСЕНОВОЙ

Обсудить тему

Введите символы с картинки*